Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: мои стихи (список заголовков)
20:43 

Надежда

... больно, только когда все рушится и до крови изрезаны пальцы. Невозможность – прямая улица с бесконечным количеством станций...
В памяти снова всплывают тени,
Город, в котором теперь так пусто,
Ветер, вздыхающий с сожаленьем –
Странное все же, ты знаешь, чувство.

То ли скучаю еще немного,
То ли забыть не могу, как прежде?
Тихо, темно здесь и одиноко –
В мире, лишенном любой надежды…

@темы: мои стихи

20:39 

Свобода

... больно, только когда все рушится и до крови изрезаны пальцы. Невозможность – прямая улица с бесконечным количеством станций...
Надень корону. Шагни за двери.
Не стоит, право, себя бояться.
Мы все похожи и все мы – звери
Одной породы до дрожи в пальцах,
До кома в горле и жара в теле,
Когда желание подступает.
Мы все порочны на самом деле
И носим маски, порок скрывая.
Но сколько можно? Однажды стоит,
С цепи сорвавшись, шагнуть на встречу
Тому, что может разбить устои,
Огнем вписав наше имя в вечность!

@темы: мои стихи

20:29 

Море

... больно, только когда все рушится и до крови изрезаны пальцы. Невозможность – прямая улица с бесконечным количеством станций...
Море выходит из берегов,
Чтоб в нас остаться, хоть каплей неба.
Просто закрою глаза рукой,
Я не хочу от него ослепнуть.

Волны. Раскатисто. Сквозь меня –
Солью по ранам, вливаясь в душу.
Боль нестерпимую не унять.
Крикнуть бы, но не могу. Удушье.

Это не вынести. Не дано.
Море то злится, то затихает.
Может, впервые такой земной
Я ощущаю себя. Как камень,

Что-то тяжелое, изнутри…
Так неизбежно и безупречно,
Синие воды меняют ритм
И раны мои, промывая, лечат.

@темы: мои стихи

20:26 

Скучаю

... больно, только когда все рушится и до крови изрезаны пальцы. Невозможность – прямая улица с бесконечным количеством станций...
Греет душу чашка чая
С белоснежным молоком.
Я, наверное, скучаю…
Только вот вопрос – о ком?

Кто так дорог мне и нужен
В предрассветный этот час?
Чашка чая греет душу
За двоих, неблизких, нас.

И неведомое чувство
Заполняет все внутри…
Мне и сладко. Мне и грустно.
И не спится до зари.

@темы: мои стихи

20:18 

Ураган

... больно, только когда все рушится и до крови изрезаны пальцы. Невозможность – прямая улица с бесконечным количеством станций...
В разбитые окна, в раскрытые двери
Врываясь подобно голодному зверю,
Рыча и рыдая, он был так несчастен,
Что сердце мое разлеталось на части
И ухало в пятки, сжималось до боли,
А он все менял свои маски и роли:
То злился, грозя, то молил о пощаде,
То вдруг умолкал, то испытывал радость,
То бил по лицу бесконечно жестоко,
То плакал о том, как ему одиноко,
И жался ко мне, и искал во мне друга,
И псом беспризорным лизал мои руки,
И снова срывался в безумия бездну,
Как будто боялся бесследно исчезнуть…

@темы: мои стихи

13:26 

Святая вода

... больно, только когда все рушится и до крови изрезаны пальцы. Невозможность – прямая улица с бесконечным количеством станций...
Беспокойство на грани истерики –
Я давно не страдал тоской.
И мирок этот крохотный, серенький
Распадается так легко

На куски сновидений и памяти
Неизбежной и неживой.
И не скрыться от приступов паники,
В одеяла нырнув с головой.

А по улицам бродят брезгливые,
Обреченные подыхать,
То ли люди, как я, несчастливые,
То ли звери, по горло в грехах.

Я и сам и не чист, и не праведен,
И безумен, как никогда,
И не вижу возможности справиться…
Но по окнам – святая вода…

@темы: мои стихи

13:21 

Моим самым-самым...

... больно, только когда все рушится и до крови изрезаны пальцы. Невозможность – прямая улица с бесконечным количеством станций...

Нежно-нежно, тихо-тихо,
Обниму тебя легонько.
Сколько ждет тебя открытий:
Мир, лежащий на ладони,
Море, стонущее сладко,
Ветер, знавший силу ласки…
Обниму тебя, украдкой
Пожелав любви и счастья.

Скачать бесплатно Clint Mansell - Murder By Numbers (2002) - 1. Main Title на Muzebra.com.

@темы: pix, мои стихи, музыка

13:10 

Чужие

... больно, только когда все рушится и до крови изрезаны пальцы. Невозможность – прямая улица с бесконечным количеством станций...
Давай посидим в тишине.
Давай помолчим. В этот раз
Давай ты не скажешь мне,
Как здесь не хватает нас,
Как тих и безжизнен сад,
Как вечер тосклив и пуст,
Как больно смотреть в глаза,
Лишенные прежних чувств,…

И как бесконечно сер
Твой город, весь этот мир…
Чужими теперь совсем
Мы стали с тобой людьми.

@темы: мои стихи

13:02 

Слепец

... больно, только когда все рушится и до крови изрезаны пальцы. Невозможность – прямая улица с бесконечным количеством станций...
Все то, что видел я, мне боле не доступно.
Как червь, во тьме я доживаю век
И становлюсь порой не в меру грубым,
Пытаясь вспомнить, но не помня, свет.

Глаза задравши в небо голубое,
Я, словно шутка над самим собой,
Брожу во мраке, темноты любовник,
Брат частой гостьи, что зовется боль.

Моя утрата не видна, так странно.
Но как горька теперь моя слеза,
Что вытекает не из глаза – раны,
Открытой раны. Что еще сказать?

Я Вас своим пустым пугаю взглядом.
Я часто слышу шепот за спиной
И чую страх пройти со мною рядом,
Брезгливый ужас рядом встать со мной.

Ведь все, что видел я, мне боле не доступно.
Как червь, во тьме свой доживу я век,
Возможно, став безумцем злым и грубым,
Пытаясь вспомнить, но не помня, свет.

@темы: мои стихи

14:40 

Стихи

... больно, только когда все рушится и до крови изрезаны пальцы. Невозможность – прямая улица с бесконечным количеством станций...
Одиночество

____Без фамилии и без отчества
____Бродит по миру одиночество.

____________
Это чертово одиночество –
Жить не можется, ждать не хочется…

И надеяться, кажется, не на что,
И бедою с ним вряд ли поделишься,
И в подушку никак не плачешься,
И сбежать не сбежишь, и не спрячешься,
И забыться уже не получится,
Каждый сам уживаться с ним учится.

И, подобно дурному пророчеству,
Настигает всех одиночество.



Forgiveness

They kept me lying on the ground.
They sealed my mouth. My eyes were shut.
It was a staging. I was dying.
I felt my throbbing, bleeding heart
Still fighting for another minute,
Still aching for another breath.
They’ve never known or never seen it,
This overwhelming act of death
The way I sensed it. In that darkness
I was so close to everything.
Soon I was fleshless, boneless, heartless.
Soon I was freed out of my sins.



Без тебя

Где ты теперь? Почему не рядом?
Сколько прошло с нашей прошлой встречи?
Я не хочу больше чувства прятать.
Пусть не продлится все это вечность,
Я не могу без тебя, иначе,
Просто дышать и спокойно думать.
Знаешь ли ты, что теперь я плачу
Каждую ночь и люблю безумно
Сны, где ты близко, как был когда-то?
Я это помню. А ты? Что скажешь?
Я не хочу больше чувства прятать,
Пусть это глупо и странно даже.
Я не могу без тебя. Послушай,
Просто вернись и начнем с начала.
Мне без тебя в этом мире душно.
Мне без тебя этой жизни мало.
Сколько еще мне страдать, надеясь,
Просто прижаться к тебе, как прежде?
В небе усмешкой рогатый месяц
И звезды остывшие, но все те же…

@настроение: кхм...

@темы: мои стихи, pix

23:23 

Стихи...

... больно, только когда все рушится и до крови изрезаны пальцы. Невозможность – прямая улица с бесконечным количеством станций...
Битва за...

Если резать –
то острой бритвой,
А травить –
так крысиным ядом.
Наши карты еще
не биты.
Слишком рано,
чтоб духом падать
и сдаваться.
Мой друг, ты слышишь?
Нажимай на курок
без спешки.
Умирая,
будь ветра тише,
но с безумной,
как мир, усмешкой
на лице,
обагренном кровью,
и с застывшим в глазах,
но блеском.
Если в Ад, так лишь
за любовью,…
для которой в Аду
не место.



Ветер в крыльях.

Разбежаться и падать в небо,
Претворяясь, что руки – крылья.
Если все, чем дышу я – небыль,
То не я – все, что с миром было.

Задохнусь и забуду горечь
Обещаний вернуться скоро,
В эту звездно-хмельную полночь
Окунувшись, как будто в море.

Не простят. Не поймут. Я знаю.
Но теперь ведь уже неважно…
Если долго стоять у края,
Можно в небо упасть однажды.



Монстр (Недетская считалочка).

Если ночь рождает сны
Под влиянием луны,
Ты приходишь не из мрака.
Гордый отпрыск зла и страха,
Ты берешь начало там,
Где оставлен жуткий шрам,
Кровоточащая рана.
Зверь без всякого изъяна,
Ты один во тьме ночной
Говоришь теперь со мной.

Ты рассказываешь сказки –
Голос холоден, но ласков.
Жаль, лица не разглядеть.
Ты и всюду, и нигде.
Мой таинственный соперник.
Враг заклятый – самый верный.
Острожный и неспешный,
Дразнишь мир своей усмешкой…

Но пора, ведь знаешь ты,
Выйти вон… из темноты.

@темы: pix, мои стихи

09:23 

Стихи.

... больно, только когда все рушится и до крови изрезаны пальцы. Невозможность – прямая улица с бесконечным количеством станций...
Отражения.

Он и сильный, и осторожный,
Беспокойный и очень тихий.
И я вряд ли бы счел возможным
Научиться быть им, привыкнуть.

Он бесстрашен и безрассуден,
Безучастен порой. Нелепо?
Я ведь знал, что со мною будет,
Но просил за него у неба.

Он искусен, умен и дерзок,
Беспорядочен – лишь снаружи.
Я болел им, страдал им, грезил.
За него я бы продал душу.

И когда он пришел проститься,
Я простил ему все, оставив
В его памяти наши лица…
Против воли, вне всяких правил.



В этот июльский удушливый вечер.

Кто мы с тобой такие друг другу?
Что между нами? Зачем это нужно?
Вот я с волненьем держу твою руку
И с беспокойством смотрю прямо душу.
Ты улыбаешься, вряд ли ты против –
Странное чувство нас сводит и тянет.
Жмемся друг к другу, как будто сиротки…

И вот уже нет ничего между нами…
Воздуха, ткани, лишь жажда быть ближе,
Слиться в одно, хоть на миг или вечность.
Кто мы такие друг другу, скажи же,
В этот июльский удушливый вечер?



Призраки.

Как ты живешь с этой болью внутри?
Вновь провожая усталый вечер,
Город зажжет маяки-фонари.
Время, оно ведь едва ли лечит?

Горькая правда и сладкий чай –
(Все так привычно, что даже страшно)
Маска с улыбкой, чтоб спрятать печаль.
Впрочем, пожалуй, не так уж и важно

Кто, почему, для чего и за что.
Просто внутри кровоточат те раны,
Где в доме, казалось бы, годы пустом
Все же живет, словно призраком, память.

@темы: мои стихи, Jimmy, Jane, Andrew Scott

23:31 

Стихи кучей...

... больно, только когда все рушится и до крови изрезаны пальцы. Невозможность – прямая улица с бесконечным количеством станций...
***

Я страдать не умею. Не смею. Не стану.
Я жесток, но свободен и верен словам.
Так, кому-то, как прежде, я не по карману,
А кому-то всё так же я не по зубам.



читать дальше

Послушай.

Люди проходят мимо.
Я продолжаю ждать.
Чувства мои – пустыня,
Но это не навсегда.

Город шумит и жадно
Свет поглощает тьма.
Я стала такой нескладной,
Что можно сойти с ума.

Мысли ломают ритм.
Слезы смывают сны.
А в мире, как я, разбитом
Все ищут лишь тишины.



читать дальше

Антихрист.

И воскликнули люди:
- Антихрист!
Разрушитель «святого» мира!
А в груди моей сердце билось,
И наружу лилась сквозь дыры
Тьма, в которой не будет света
Ни надежды, ни глупой веры.
Пепелищем покрыв планету,
Ядовитым врываясь ветром,
Я хотел отплатить любому
За несчастье свое и душу,
Не наполненную любовью.
Я мечтал этот мир разрушить…

Оказалось, что мир сильнее
И страшнее любого зверя…

Небо, вторя ему, темнеет
Предо мной запирая двери.



***

Достойные люди воюют открыто.
Достойные люди воюют в лицо.
Достоинство - это та карта, что бита
Не будет (никак, никогда) подлецом.



читать дальше

Когда не нужно слов.

Молчи. Все звуки в тишине
Становятся намного громче.
Молчи о нас и обо мне.
Я все услышу. Этой ночью
Так много звезд. Но ты молчи.
И пусть заря чуть-чуть помедлит.
Подобно пламени свечи
Дрожит и угасает время.
Молчи. И просто рядом будь.
Не говори сейчас. Не стоит.
Мы были. Есть. Когда-нибудь
Нас снова так же будет двое
В одном мгновении. Молчи
О нашем будущем и прошлом…

И тишина вокруг звучит…
Чуть откровенней, чем возможно.



Другой мир.

Изнывая от безысходности,
Мир за окнами так чудовищен.
На исходе его срок годности,
И, подобно раненьям ноющим,
Он рождает внутри желание
Вырвать с корнем остатки трезвости.
Между мной и ним расстояние
С отрицательным, явно, резусом,
С бесконечно горчащим привкусом,
С белым шумом и тьмой безумия.
Я однажды его не вынесу…
И другой мир себе придумаю.



читать дальше

Найти себя.

1.
Откуда ты пришел, измученный и тихий,
И бледный точно смерть, что встретил я вчера?
В глазах твоих огонь, во взгляде жаркий вихрь,
Но крепко сомкнут рот. Что ж, видно не пора

Еще раскрыть секрет и, облегчая душу,
Излиться на меня мучительной тоской
Того, что и глупцу непросто было б слушать
И сохранять внутри естественный покой.

2.
Дни шли, но он молчал, мой постоялец странный,
Нагрянувший ко мне, когда гостей не ждут.
О, я тогда не знал, откуда эти раны,
Что он так не хотел, чтоб были на виду.

Когда же он сказал, назвал мне только имя,
Я понял, что смотрю сквозь зеркало времен…
Когда-то я и сам был проклят и покинут,
И я его узнал, себя увидев в нем.

3.Отныне и вовек я дружен с тем, кто проклят,
Кто изувечен был, кто от себя бежал…
И солнце, наконец, в мои пролилось окна,
И светом, наконец, полна моя душа.



Пыль.

Он сшивал мои вены между собой.
Плел из них паутину прочнее лжи.
А когда я не мог сдержать эту боль,
Он любил повторять мне: - Так, не дыши…

Он ломал мои кости, чтоб строить плот.
Забирал мою кожу на паруса.
Он всегда утешал меня тем, что зло –
Это то, что любой может сделать сам.

Но я верил ему и в него, и ждал.
Он же просто закончил и прочь уплыл.
Ничего не осталось, лишь пустота,
Заполняет которую ныне пыль.



Море слез.

Мучительная вязкая тоска
Тиски сжимает у меня на горле.
Он нес меня, безмолвный, на руках,
Чтоб опустить в простуженное море.

Он был со мною честен, как всегда,
Ничем меня, стараясь, не обидеть,
Когда холодная соленая вода
Последнее дала мне из укрытий.

Он знал, что я за все его прощу,
Не попрошу ни мук его, ни сердца,
Ни теплоты давно остывших чувств,
Чтоб хоть чуть-чуть, но в море слез согреться.



Мимоходом.

Я будто бы видел издалека
То место, в котором жил,
А вместо себя всегда двойника
Без тела и без души.

Он, маску надев, частенько ходил
В кофейню, что за углом.
Здоровался с каждым, кто «по пути»,
Но это не помогло.

Он как-то вернулся домой один,
Уставший и чуть больной –
Со странною горечью там, в груди,
И было уже темно…

Он снял, как обычно, пальто и шарф
И в зеркало посмотрел –
Стояла пред ним не его душа
На целую жизнь старей.



читать дальше

Люди.

Не надо стрелять по тому, кто всем сердцем верит
В запретное чудо, в добро, красоту и сказки.
Не надо бояться больной и хромой химеры.
Мой внутренний зверь, хоть уродлив, но очень ласков.

Я просто другой, мне известно об этом с детства.
За что ненавидят, за то и полюбят позже?
Мне как-то сказали, в груди у меня два сердца,
Чуть больше зубов и, наверное, толще кожа.

Но с этой броней, понимаете ль, вот в чем дело…
Она не спасает. Она причиняет муку.
Взглянув на меня, на лицо мое и на тело,
Мне вряд ли, хоть кто-нибудь просто протянет руку.

Скорее напротив, а я не смогу ответить.
Меня так учили и я в это твердо верю.
Хотите убить меня? Что же, предельно метки,
Пожалуйста, будьте, другие, но тоже звери.



Неизбежность.

Я порою не в состоянии
Совладать ни с собой, ни с чувствами.
Наши мысли на расстоянии
Так нечетки и так искусственны.

И не важно, что март закончился
И земля чуть теплей обычного –
Город полнится одиночеством
Безнадежным и обезличенным.

И частенько теперь мне кажется
Обреченным разбиться вдребезги
Загустевший от вешней влажности
Воздух, пахнущий неизбежностью.
(апрель 2013)



Зверь.

Пролог:
… однажды ты сдашься, и он убьет
Тебя, безысходно и тяжело,
Одежду твою превратив в тряпье,
Твой дух изувечив, а с ним и плоть.

1.
Знаешь, он – очень опасный зверь,
Вечно голодный и часто злой.
Ты запираешь у клетки дверь,
А он изливает в тебя тепло.

И ты задыхаешься, изнутри.
Воздух хватая раскрытым ртом,
Ты чувствуешь плоть, как она горит,…
А он поцелует тебя потом…

И, молча отпрянув, он ляжет спать,
Так мирно и сладко, что будет жаль
Будить и просить у него опять
С тобой разделить этот странный жар.

2.
Запомни, он лаков, но не всегда.
Он шепчет на ушко, чтоб укусить,
Тебя взять за глотку, услышав «да».
Он – очень опасен, но так красив,…

Что ты непременно полюбишь боль
И ужас животный, что он внушит.
Будь очень внимателен, он с тобой…
Он прячется в клетке твой души.



Гостья.

В эту темную ночь
Не гони меня прочь.
Я устала и голодна.

Я так долго в пути,
Чтобы друга найти.
Но, как видишь, опять одна.

Столько дальних дорог
Кровью собственных ног
Я испачкала, что не счесть

Сколько слез пролила,
Сколько боли снесла,
Чтоб с тобой оказаться здесь.

Я прошу лишь ночлег
Без заботы и нег.
Я привыкла. И ты прости,

Что врываюсь в твой дом
Не сияющим днем,
Чтобы завтра опять уйти…



Жизнь.

- Что случилось с тобой?
- Жизнь?
- Это больно, ведь так? Скажи.
- Ну, бывали получше дни…
Да, ты сам просто вниз шагни
И увидишь, какой там Ад.
- Что ж, вернуться ты, вижу, рад.
- Да, пожалуй, хотя… Да нет…
В общем, было неплохо мне.
Люди – странные существа…
Любят, плачут, дают слова,
Лгут, надеются, ждут чудес,
Говорят, что попутал Бес,
И мечтают, и предают,
Создают или много пьют,
И пугаются темноты,
То зачем-то вдруг жгут мосты,
И теряются иногда.
Я хотел бы опять туда…
Я хотел бы их мир понять.
Это слишком, но для меня
Вдруг открылось, что чудо – жизнь!
Я безумен, мой брат, скажи?



СкУКА.

Не пишется. Не плачется. Пустое.
И горький кофе снова вместо слез.
Хотя жалеть меня от этого не стоит,
Как иногда, и принимать всерьез.

Я выберусь. Я выживу. Сумею.
Упрямая до черта, сам сказал.
Коль не подохну – сделаюсь сильнее.
Поярче губы, потемней глаза…

И можно даже усмехнуться. Злобно.
А что такого? Не люблю скучать.
Раз не дано, как плетью, щелкнуть словом,
Так буду скалиться иль, точно пес, рычать!



Нежность.

Куда уходят чувства?
Где остаются мысли?
Невероятно пусто…
Как будто там нет жизни…
Внутри меня. Немею…
Нет-нет, не умираю.
А небо все темнее…
И тьма все пожирает:
Прохожих и дороги,
Дома, дворы и скверы…
Я дважды одинока,
Когда внутри нет веры,
Когда любовь угасла,
И никакой надежды…
Куда уходит счастье?
Когда все так, как прежде,
Куда уходит нежность?



читать дальше

Ирония судьбы.

Я сочиняю стихи,
Стихи сочиняют меня.
Но в глупой стране глухих
Глухим меня не понять.



читать дальше

В таинственном лесу.

_________________________Жермену Нуво
В таинственном лесу, как прежде, без дорог
Блуждает полуночный ветерок.
И катится Луна по небесам,
И слышатся повсюду голоса,Показать полностью..
И уханье совы, и волчий вой,
И серебрится свет, просеянный листвой,
И отраженный в капельках росы.
Как вдруг мелькнула тень – то тень лисы,
А, может, и другой какой-то зверь
Проголодался и не спит. Теперь
Охоты час. Будь бдителен, мой друг,
Здесь безопасно только по утру…
Хоть и красиво по ночам, когда
Упасть стремится каждая звезда
В объятья этой дивной темноты.
Ведь очарован ей, мой друг, теперь и ты?



***

Не рифмуется чувство с мерой –
Не умею любить иначе.
Безрассудству дано лишь, верю,
Быть единственно настоящим.



читать дальше

Мечты.

От пустоты до пустоты –
Лишь хромоногие мечты,
Лишь сигареты, кофе, вздор
И мир за тонкой тканью штор,…
Мир бесконечной пустоты,
Что нет надежд, но есть мечты.



Тень.

Он боялся меня, как воды и огня,
Как открытых кровавых ран.
Но средь белого дня разве можно понять,
Как темнеет по вечерам?

Он сгорал изнутри. Что о том говорить?
Он был близок к концу в тот день.
Но с приходом зари, погасив фонари,
Он меня не нашел нигде.



читать дальше

Земля.

Среди тех, кто здесь был, кто со мной хлеб делил,
Не осталось знакомых лиц.
Да и сам я другой, и чужою рукой
Я касаюсь твоих страниц.

Я забыл, как дышать, что такое душа,
Вдалеке от тебя, мой друг.
Все стирает война, а потом тишина,
Что случается по утру.

Средь гнилья и врагов я стал нем и суров,
И, пожалуй, колюч мой взгляд,
Но когда я вернусь, ты напомнишь свой вкус
И как пахнет твоя земля.



О нем.

А с ним я всегда ребенок.
Он сильный и очень мудрый.
Я черные глажу кудри.
До дрожи дойдя, до стона,
Я прячу глаза. Краснею.
А он, улыбаясь, шепчет,
Что я лишь одна умею
Вот так обнимать за плечи
И я лишь одна целую,
Боясь показаться смелой.
Он любит меня такую.

И душу мою, и тело
Себе подчинив, он будет
Ко мне возвращаться снова,
Чтоб сладкие мои губы
Своей покрывать любовью.



Ад.

Я хочу рассказать про искусственный Ад,
(Что способен создать любой)
Тот, где кровью закат, где заброшенный сад
И безумец живет слепой.

Может век, может два, как седа голова,
Стал бесцельным и диким взгляд
У того, чьи слова подхватила молва,
Чтоб стонала сама земля

От трагедий и лжи, не желания жить
В мире даже с самим собой.
Так, во тьме и в тиши с болью вместо души
Ныне каждый, как тот слепой,

И безумен, и дик в центре Рая сидит,
Но по-прежнему верит в Ад,
Где туман и дожди, и никак не уйти,
Не вернуться уже назад…



читать дальше

Письма из палаты № 6.

В твоей душе гнездится тьма,
Подобно странной черной птице,
И если б ты сошел с ума,
То предпочел бы застрелиться.


Ты не приходишь. Ты молчишь.
Известий нет и все напрасно.
Меня ж исследуют врачи
И человек в дешевой рясе.

Мы говорили о тебе.
Он мне не верит, я же вижу.
Все очень спутано теперь,
Но мы с тобою даже ближе.

И огорчает лишь одно –
Бездоказательное слово
И то, что на душе темно
И хочется так часто крови…

А ты по-прежнему молчишь
И не приходишь, будто правы
Кричащие мне вслед врачи,
Что по тебе уж год как траур.



читать дальше

Ода фонарю.

Сутулый страж полночной тьмы
И мух всевидящее око,
Стоишь не чищен и не мыт
Простужено и одиноко,
Потупив виновато взгляд,
Как будто съежившись от боли.
Какую жизнь уже подряд
Вознагражден мой мир тобою?
И пожелтевший ныне свет
Который век ты льешь упрямо
Во тьму, куда сам человек
Уж врос по глупости корнями?



Маниакальное.

По локоть в крови, по горло в тумане –
И мир покрывают лишь остовы зданий.
Прицел наведен. Мои руки не дрогнут.
Не стоит сегодня заглядывать в окна.
Хозяев нет дома, не будет и завтра.
И снова лишь горечь и злоба на завтрак…

К полудню ж у нас, как всегда, представленье.
Нет места для скуки, минутки – для лени.
И с клоунской маской, с ужасной ухмылкой,
Я сердце пронзаю обеденной вилкой,
Мой нож отделяет от белой кости
Кровавую плоть. Никого не спасти…

Меняются лица, тела и узоры
На стенах в домах, где задернуты шторы.
Меняется все, только я неизменен.
Я – хищник. Я – зверь. Я – безумия пленник.



В моем аду.

В моем аду цветут цветы,
Порой разводятся мосты,
Туман плывет и заполняет
Людей, которых я не знаю,
Дворы, дороги, парки, скверы.
Еще порой здесь ветер нервно
Гуляет, воет и рычит
И тает в пламени свечи
Беспечный, глупый мотылек,
И тень все стелется у ног,
Когда в ночной прохладной мгле
Фонарь прижмет ее к земле,
И пахнет кофе мой рассвет…
В моем аду тебя лишь нет.



читать дальше

Мир.

Это больно, но можно жить,
Даже если дышать нет силы –
Небо создано для души.
Тело слеплено для могилы.

Но покуда я все же здесь,
Я не сдамся и не отвергну
Мир, что соткан из слез, чудес;
Полный красок, бесцветно-серый;
Мир, в котором так много лжи
И любви бесконечно много.
Это больно, но можно жить
В мире людном и одиноком.



Клятва.

Он дышит мне в спину. Он смотрит мне в душу.
И, кажется, время застыло на месте…
- Я клятвы своей никогда не нарушу, -
Сказал мне мой демон и был со мной честен…

Он нежно коснулся и крепко прижался.
Я чувствовал когти, что плоть разрывали,
И как он засовывал в грудь свои пальцы,
И как вырывал мое сердце… из стали,
Стекла и тумана, и плотного дыма.
Я был обречен наблюдать эту сцену.
А он все шептал, что меня не покинет,
Вливая мне что-то под кожу и в вены.
Горячее нечто. Способно оплавить
Любой из металлов и тело любое.

Мой демон исполнил им данную клятву,
Меня переполнив, как чашу, любовью.

@музыка: Daniel Licht - Blood Theme

@настроение: сплю...нь :)

@темы: мои стихи, pix, Michael Fassbender, Jimmy, Fassy, Andrew Scott

22:44 

Рецепт счастья.

... больно, только когда все рушится и до крови изрезаны пальцы. Невозможность – прямая улица с бесконечным количеством станций...
Рецепты счастья так просты
И всем известны, ты же знаешь:
Люби, твори и верь в мечты,
Живи, себе не изменяя,
Будь верен тем, кто – брат и друг,
Кто рядом был и снова будет,
И улыбайся по утру
В свободный день и даже в будний,
Не сквернословь и не суди –
Никто из нас не совершенен…
И будет много на пути
Твоем и счастья, и свершений.

@темы: pix, мои стихи

23:27 

Эпилог...

... больно, только когда все рушится и до крови изрезаны пальцы. Невозможность – прямая улица с бесконечным количеством станций...
Ты пахнешь чуть-чуть напалмом,
Чуть-чуть цианидом с кровью,
Бесстыдством закрытой спальни,
И данным когда-то словом,
И горькою правдой жизни –
Ничто не продлится вечно,
И чем-то до жженья кислым,
И все-таки безупречно,
И тем, что случилось раньше,
До нашей последней встречи,
И голосом полным фальши
Твой запах всегда отмечен,…

Как чьим-то предсмертным вздохом
Со страхом наперевес.
Я тоже мечтаю сдохнуть
С тех пор, как ты…
Не был здесь.

@музыка: Live - Where Fishes Go

@настроение: ...легкая степень чужого безумия...

@темы: мои стихи, Jimmy, Andrew Scott

16:00 

Семь веков назад...

... больно, только когда все рушится и до крови изрезаны пальцы. Невозможность – прямая улица с бесконечным количеством станций...
Я был неприкаян и нелюдим
Веков, эдак, семь назад,
Ведь что-то такое в моей груди
Не билось. И как сказать…

Я стал неразборчив, неприхотлив,
Желания не имев,
Найти среди сотен прохожих лиц
Знакомое в чем-то мне.

Я век коротал, а за ним другой
Один или с тем, кто ждал,
Что я сиротливой своей рукой
Тепла ему каплю дам.

Но я забывал имена и цвет
Их вечно голодных глаз,
Пока не услышал себе в ответ:
- Как много в нас нынче зла…

Я голову поднял, а он притих
И прочь от меня шагнул…
И все же, как видишь, нам по пути,
Хоть стар я, а ты сутул.

@темы: мои стихи

01:20 

АНГЕЛЫ (Ангелы и Демоны) - Закончено.

... больно, только когда все рушится и до крови изрезаны пальцы. Невозможность – прямая улица с бесконечным количеством станций...
Джимми вернулся и сказал, что в прошлый раз, он не все рассказал мне.
Так что, вот она, законченная версия "Ангелов" или, как оказалось, "Перевернутого мира".


Ангелы и Демоны.

история:
- Ангелы нынче не носят крыльев.
Ангелы ходят в тугих корсетах, -
он усмехается, но фальшиво.
В слабых лучах неживого света
кровь на руках его, словно краска,
черная масленая основа.
- Я тебя ждал. Но не в этой маске, -
он зажимает остаток слова
так же, как рану, что все решила.
- Это конец? Как-то слишком просто, -
он оседает почти бессильно
в глупой пугающей чем-то позе…

Я наблюдаю за ним недолго.
Я понимаю, пора прощаться.
- Ангелы больше не служат Богу, -
он умолкает, расслабив пальцы…

Кровь в этом свете подобна тени –
просто пятно на асфальте. Странно…
Передо мною был раньше гений,
нынче же – тело с фатальной раной.


стих в Его голове:
Переврнутый мир.

1.
Ангелы нынче не носят крыльев,
Ангелы ходят в тугих корсетах,
Пьют чью-то кровь, но всегда с ванилью,
И не выносят прямого света.

Ангелы любят играть в рулетку,
Только не сами с собой, а с миром.
Ангелы бьют без сомненья метко,
Опиумом окропив «рапиры».

Ангелам нынче плевать на счастье
Странных существ, на земле живущих.
Ангелов, знаешь ли, опасаться
Стоит. Поверь мне, так будет лучше.

Ангелы больше не служат Богу…
Видно, и там отменили рабство…
Что ж, остается уйти с дороги
Ангелов, вдруг показавших пасти,
Ангелов новой звериной масти.

2.
Демоны нынче гуляют в белом,
Мир оскверняя добром и светом,
Где, уж давно распродавши тело,
Взялись за душу, да так свирепо,
Что ничего не осталось свято.
Грехопаденье свершилось! Слышишь?
Демоны нынче приносят клятвы
В верности вечной всему, что свыше.

Мы ж отдалились. Мы пали низко.
Ад – это место, где всё возможно,
Низменно, жадно, неосторожно,
Так же, как в нашей треклятой жизни.

запись создана: 03.05.2012 в 17:52

@музыка: Live - Where Fishes Go

@настроение: ангельское...

@темы: мои стихи, Jimmy, Andrew Scott

01:02 

Стихи кучкой...

... больно, только когда все рушится и до крови изрезаны пальцы. Невозможность – прямая улица с бесконечным количеством станций...
Стихи Тут


Море.

Море огромно и безразлично.
Кто мы такие, чтоб с ним тягаться?
Горестно,
сладостно,
по привычке,
переплетая друг с другом пальцы,
губы кусая,
а как иначе?
Синие воды не знают покоя.
Мы не становимся, видишь ли, мягче.
Даже не помним, что это такое.
Жизнь ускользает от нас
бесконечно,
словно волна,
что уходит с отливом.
Море огромно,
безумно,
беспечно,
но только лишь с ним
можно вдруг стать счастливым,…
освободиться,
оставить все в прошлом
и, наконец, отыскать чертов смысл…

тепла и следов
на обветренной коже,
и сердца,
что бьется
немыслимо быстро.



Ничья.

У нас опять не все по плану!
Какого черта? Я просил…
Но больше видимо не стану,
С тобою спорить нету сил.


Ты сам все знаешь. Ты сам все видел.
Импровизируй легко, как дышишь,
Мой безупречный безумный идол,
С землей ровнявший людей и крыши

Небесных замков, где Бог скрывался,
Что ныне носу в твой мир не кажет.
Ты ж наслаждайся волшебным танцем,
А пуля-дура, но не промажет,

И все закончится очень быстро,
Пусть и ничьей, но настолько яркой.
Ты был всегда слишком болен жизнью,
Чтоб дорожить ею, как подарком.



ТыыыК

Не нам средь ангелов гулять...

Не нам средь ангелов гулять,
Не нам бояться смерти,
Пока нас грешная земля,
Хоть и с трудом, но терпит
И носит, и дает приют,
И наливает чарку.
Мне хорошо, мой друг, и тут.
Жизнь – лучший из подарков.
А то, что не в чести – не горд.
И беден я едва ли,
Когда, хоть в шутку, но милорд
Меня Вы называли.

Не нам средь ангелов гулять,
Не нам и жаждать смерти,
Покуда грешная земля
Нас кормит, поит, терпит.



Ещё Стихи

@настроение: ой, лучше не надо...

@темы: pix, Michael Fassbender, Jimmy, Fassy, Andrew Scott, мои стихи

14:01 

Стихи кучищей!

... больно, только когда все рушится и до крови изрезаны пальцы. Невозможность – прямая улица с бесконечным количеством станций...
В сверкающем мраке Вселенной (Локи).

Ох, видно, впервые так больно ему,
Что кажется все бесполезным.
Он делает шаг в бесконечную тьму
И падает в черную Бездну.

И Бездна его поглощает легко –
То вечно голодно чрево,
Что дарит ему, будто сыну, покой,
Вне всякой тревоги и гнева,
Покуда во льдах, среди снега и мглы
Он сил не вернет себе прежних.
О, как даже Боги пред Бездной малы!
Паденья и их неизбежны!

Но тот победит, кто сумеет восстать
Из пепла и тлена нетленным –
Так было и будет, пожалуй, всегда
В сверкающем мраке Вселенной…



Птица.

Я держал его крепко за горло.
Он был слаб и почти безучастен.
Разорвав мое сердце на части,
Он покинул меня очень скоро.

Я боялся, чего-то лишиться
Или просто остаться без друга,
Потому я на горле сжал руку
У того, кто был волен, как птица.

Ни мольбы, ни упрека, напротив,
Он стал тих, как игрушка, податлив.
Он поспорил со мною бы вряд ли,
Даже если б я жизнь его отнял.

Он бы отдал мне все без остатка
И к ногам бы упал бездыханный.
А ведь сердце людское не камень…
И мне было и горько, и сладко,

И я хватку однажды ослабил,
Я не мог быть с ним больше жестоким.
Он же вдруг посмотрел как-то строго,
А потом взял и вовсе оставил…



Прости, что я молчу.

Если б суметь только все рассказать.
Если бы смочь объясниться, как прежде.
Но снова молчу, опуская глаза,
А в сердце к тебе лишь бескрайняя нежность.

И знаю, что глупо в какой-то там раз
С тобой говорить, оставляя записки...
Так было неделю назад и вчера,
Но что-то не так и со мной в этой жизни.

И мне бы хотелось, но я не могу...
Внутри онеменье и слов не хватает,
Как будто ноябрь и тонут в снегу
Холодного неба летящие стаи.



Ханжам.

Я – распутник и шалопай,
Мне до проповедей нет дела.
Вера слишком порой слепа,
Чтоб ценить в человеке смелость
Быть таким, уж каков он есть,
Без навязанных кем-то правил.
Не от честности ль слово «честь»?
Что ж, я честен, хоть в этом есть
То, что праведникам не по нраву.

P.S:
А честность все же не в чести,
Коль маску должен ты нести
Благопристойности, как крест,
К которому прибили честь.



ЧиТаТь ЕщЁ


Сумраком ночи.

Я готова писать тебе странные песни,
Посвящать тебе оды и тонким шелком
Обнимать твое тело, когда мы вместе –
Это чувство сильнее меня настолько,

Что неважно кто против и кто, что скажет.
Я в тебе растворяюсь, как лед в бокале
С чем-то крепким, как наша с тобою жажда
Утонуть в этой страсти, что между нами

Стала чем-то преступным и непорочным,
Бесконечным и кратким, как выдох ветра.
Я люблю тебя так же, как сумрак ночи
Любит нежиться в звездном прохладном свете.



ЧиТаТь ЕщЁ


Когда она уйдет.

Она уйдет и с ней уйдут все чувства,
Не будет боли, ревности, тоски.
Она уйдет и в доме станет пусто,
Осиротеют сразу две руки…

И сердце биться тоже перестанет,
Когда она вдруг встанет и уйдет,
Позволив телу скрыться в тонкой ткани,
А не в объятьях. Холодней, чем лед,

Она исчезнет, скроется из вида,
Не обернувшись и на краткий миг…
И я останусь, странный и разбитый,
Смотреть на разом опустевший мир.

Она уйдет когда-нибудь, я знаю,
Легко, жестоко, может быть, смеясь,
Наполнив дом мой лишь пустыми снами
О бесконечных и невечных нас.



Непостоянному любимому.

Я пишу Вам письмо – кровью…
или красным вином – пьяным.
Я даю Вам сейчас – слово,
быть такой же, как Вы,
«постоянной».



ЧиТаТь ЕщЁ


Я не могу без тебя.

- Я не могу без тебя, - все время
вертится фраза на языке.
Нас разделяют дороги, стены,
люди и руки в моей руке…
снова чужие, до отторженья.
Хочется крикнуть, но я молчу.
Я не могу без тебя все время.
Мне не хватает тебя чуть-чуть –
только теперь это постоянно.
Я не могу без тебя дышать.
Словно цветок, что сорвали, вяну.
Мир же вращается не спеша…
Наши разлуки невыносимы,
долги, тягучи: - Который век
я не могу без тебя, любимый? -
мыслью навязчивой в голове…
Пара минут без тебя – мученье.
Голос твой, запах, тепло и взгляд –
все, что мне нужно. Да-да, все время
Я не могу,… не могу без тебя!



ЧиТаТь ЕщЁ


Город провидения.

Миры в руинах и в огне,
Туман из дыма и печали,
В колодце спит Луна, на дне
Сердец, что плакали ночами.

Труха и пепел, под ногой
То скрежет, то скулеж до жути,
И мертвых снов немой покой
В столетья обратил минуты.

Мы в центре города всех тех,
Кто свято верил в провиденье.
Теперь награда нам – лишь смех
И незабвенное паденье.

Повсюду ангелы сидят,
Глаз на людей не поднимая,
И, громко чавкая, едят
Плоды познания из рая.

Их сладкий запах так пьянит,
Хоть едкий дым сбивает с толку,
А целый мир в огне горит,
Но мы стоим, взывая к Богу.



ЧиТаТь ЕщЁ


Затрапезная молитва.

Он пил и пел, как соловей,
Его я часто слушал.
- Прошу, мой друг, еще налей!
Теперь бокал осушим!

Да будет пища нам лишь в прок
И никогда иначе,
Чтоб в ум пошел, не в зад, не в бок,
Сей окорок телячий!

Да будет веселить вино
Нас так, чтоб мы смеялись,
Но репутаций все равно
Своих не замарали!

Да будут женщины хмельны
И слишком благосклонны,
Чтоб нас никто не смог винить
В их слишком громких стонах!

Да будет завтра новый день
И новые сонеты
О винах, женщинах, еде…
Но так, чтоб не ответил
Я за распутный где-то слог
И вольность в чем-то мыслей
Перед каким-нибудь ослом…
Кхм, Господином жизни!



ЧиТаТь ЕщЁ


Любимой.

Сто тысяч раз я был в тебя влюблен.
Сто тысяч раз я был тобой отвергнут,
Мой Вельзевул, мой строгий Аквилон,
В часы сомнений обитавший в церкви.

Я любовался каждый краткий миг
Тобой из сада, где пылали розы,
Когда-то обреченные людьми
Стать символом всего, что – ныне слезы.

Я покорен тобой и ввергнут в самый Ад,
Где пламя страсти опаляет перья
Всем падшим Ангелам, продавшимся за взгляд,
За поцелуй без страха и без веры.

Сто тысяч раз я был в тебя влюблен.
Сто тысяч раз я был тобою проклят,
Мой Вельзевул, мой строгий Аквилон,
Чей до сих пор храню я в сердце облик.



Когда сгорают звезды.

Я знал, что ты меня не бросишь,
Когда над темной мостовой
Взойдет Луна и вспухнут звезды,
И город, пусть еще живой,
Начнет стихать, впадая в спячку
До новой утренней зари,
Когда я стану настоящим
И прошлого поймаю ритм,
Но перед будущим помедлю
И не решусь в него войти…
Ты будешь рядом. Будешь в белом.
Я знал, нам все же по пути.



ЧиТаТь ЕщЁ


Власть.

Власть – старая слепая шлюха,
Она свое лишь набивает брюхо.



Имей права (Или умей читать законы).

Имея право, правым ты не станешь,
Пока в правах ты правил не найдешь,
Но справившись с задачей этой странной,
Ты вправду очень много обретешь.

@музыка: Blake Neely - Believe

@настроение: и вот я снова здесь...

@темы: мои стихи, pix

22:20 

Весна, блин...

... больно, только когда все рушится и до крови изрезаны пальцы. Невозможность – прямая улица с бесконечным количеством станций...

Скачать бесплатно Вопли Видоплясова - Весна на Muzebra.com.
Мда, пошла сегодня погулять в парке. Настроение на ту же букву, что и жизнь. Вокруг грязь. В лицо дождь. В плеере грусть. В душе хрень. Короче, иду и чувствую еще чуть-чуть и я расплачусь, но тут вдруг организм, а точнее мозговая его часть выдала вот что:

С небом случилась какая-то хрень –
Дождь моросит или льет целый день.
Птицы летают, прям вслух матерясь!
Всюду валяется гадская грязь…

Кругом идет от всего голова.
Где же зеленая, елки, трава?
Где же, блин, солнце? Не хочет светить.
Грязно и пасмурно нынче, етить!

Шло бы все это куда-нибудь на…
Охреневаю. И это весна??!

И вот стою я посреди парка и едва сдерживаю хохот. Чувствую себя дебилом, но уже куда более счастливым дебилом, чем до того, как моя чокнута, явно, Муза нашептала мне этот крайне правдивый стишок, ибо, не знаю как у Вас, но у нас два дня назад еще снег шел, так что весной пока пахнет едва ли. :laugh:

@музыка: см. выше

@настроение: охренеть какая хрень!

@темы: мои стихи, жизнь... мать ее...

СТИХОПЛЕТЬ: Playing Kitty-Cat...

главная